Византия - история, культура и искуссво Византийская культура
Разделы
История Византии (Культурный аспект)
Живопись
Шедевры Византийского искусства
Статистика
Rambler's Top100

История Византии (Культурный аспект) / Искусство Византии

Как известно, власть византийских императоров (василевсов) не была юридически наследственной. Фактически, на престоле мог оказаться любой. Наиболее прославленные византийские императоры не отличались высоким происхождением.

Так, в 527 году императором стал Юстиниан - бедный иллирийский крестьянин, солдат, достигший вершины власти благодаря удаче и решительности, редкому сочетанию властолюбия и личного аскетизма, великодушия и коварства. Человек чрезвычайно честолюбивый, умный и образованный, он остался в истории христианства властителем, в значительной мере повлиявшим на судьбы Церкви.

Интереснейшей личностью была и его супруга, императрица Феодора. Дочь циркового смотрителя, бывшая куртизанка - смелая, решительная, умная, мстительная и прекрасная, верная опора своему мужу в его честолюбивых начинаниях. Ее по праву считают самой замечательной женщиной византийской истории.

Юстиниан считал своей первоочередной задачей усиление военной и политической мощи Византии. Он поставил перед собой честолюбивую цель - восстановить Римскую империю в ее прежних границах - и, надо сказать, довольно успешно эту цель осуществил. В то время основная угроза империи исходила с востока, от могущественного сасанидского Ирана, войны с которым составляли стержень восточной политики Юстиниана вплоть до заключения "вечного мира" в 532 г. По мирному договору границы между Византией и Ираном оставались прежними, но империя добилась включения в сферу своего влияния Лазики, Армении, Крыма и Аравии, где утверждалось господство христианства. В ходе завоевательных походов Юстиниан покорил вандалов в Северной Африке (533-534), разбил Остготское королевство в Италии (535-555); варвары потеряли также значительную часть Испании. Ему удалось подчинить народы Балканского полуострова. Территория Византии увеличилась почти вдвое, ее границы стали приближаться к границам Римской империи. Она превратилась в могущественное государство Средиземноморья, верховную власть которого до создания империи Карла Великого, пусть и номинально, признавали европейские королевства. В своих эдиктах Юстиниан именовал себя императором франкским, алеманским и прочими титулами, подчеркивая свои претензии на господство в Европе. Он наладил связи с Папой Римским Иоанном, которого с почетом встречал своей столице.

Богатство и пышность императорского двора "золотого века" вошли в легенды. Вот как описывает европейский путешественник прием у византийского императора:

Перед троном императора стояло медное позолоченное дерево, ветви которого наполняли разного рода птицы, тоже позолоченные. Они издавали каждая свою мелодию, а сидение императора было устроено так искусно, что сначала оно казалось низким, почти на уровне земли, потом более высоким и, наконец, висящим в воздухе. Колоссальный трон окружали, в виде стражи, медные или деревянные позолоченные львы, которые бешено били хвостами землю, открывали пасть и издавали громкий рев. Я был приведен непосредственно перед его императорское величество. При моем приближении заревели львы и птицы запели каждая свою мелодию. После того как я, согласно обычаю, в третий раз преклонился перед императором, приветствуя его, я поднял голову и увидел императора в совершенно другой одежде почти у потолка залы, в то время как только что видел его на небольшой высоте от земли. Я не мог понять, как это произошло: должно быть, он был поднят вверх посредством машины...

При Юстиниане Византия  стала не только крупнейшим и богатейшим государством Европы, но и самым культурным. Юстиниан укрепил законность и правопорядок в стране. В его время Константинополь превращается в прославленный художественный центр средневекового мира, в "палладиум наук и искусств", за которым следовали Равенна, Рим, Никея, Фессалоника, также ставшие средоточием византийского художественного стиля. При Юстиниане были построены замечательные храмы, дошедшие до наших дней - Собор Святой Софии в Константинополе и церковь Сан-Витале в Равенне. 

Созданный при Юстиниане "Свод гражданского права" - вершина византийской юридической мысли. Он состоял из четырех частей (Кодекс Юстиниана, Дигесты, Институции, Новеллы). В "Своде" нашли отражение те изменения, которые произошли в экономической и социальной жизни империи,  в т.ч. улучшение правового положения женщин, отпуск рабов на волю и др. 
Впервые законодательно была признана теория естественного права, согласно которой все люди от природы равны, а 
рабство несовместимо с человеческой природой. Благодаря тщательнейшей разработке таких институтов римско-византийского законодательства, как принцип частной собственности, права наследования, семейное право, регулирование торгово-ростовщических операций, "Свод" Юстиниана не утратил своего значения даже для юристов нового времени.

Особого внимания заслуживают взаимоотношения Юстиниана с Церковью, во многом определившие дальнейшую судьбу Византии. Будучи прирожденным политиком, император прекрасно понимал значение единства церковной и светской власти. Он усилил церковь, предоставил ей новые экономические льготы, даровал земли и имущество. Это он сказал, что "источником всех богатств церкви является щедрость императора". Формально по отношению к Церкви Юстиниан соблюдал принцип симфонии, предполагавший равное и дружественное сосуществование Церкви и государства. Однако, по существу, по словам А. Меня, "он лишь достраивал то огромное здание имперского абсолютизма, необходимой частью которого должна была стать Церковь". Христианство было важно для Юстиниана только как инструмент укрепления государственности. 

Император присвоил себе право свободно назначать и смещать епископов, устанавливать удобные для себя церковные законы. Иначе говоря, для Юстиниана роль Церкви сводилась к обслуживанию государства, и такое явление в истории получило название цезарепапизма. Формальное закрепление принцип цезарепапизма получил в знаменитом законодательном кодексе, который охватывал все аспекты жизни империи и получил название "Кодекса Юстиниана". 

Цезарепапизм фактически парализовал духовную силу Церкви и почти лишил ее подлинной социальной значимости. Церковь целиком растворилась в мирских делах, обслуживая потребности правителей государства. В результате искренняя вера в Бога, духовная жизнь стали существовать автономно, отгородившись монастырскими стенами. Искренне верующие христиане бежали от мира - как когда-то это делали первые монахи-анахореты. Церковь практически замкнулась в себе, предоставив миру идти своим путем.

Рост богатства империи, неограниченная власть монарха, стоявшего над законами, подчиненная роль Церкви, унизительные церемонии поклонения императору-христианину, достойные скорее языческих царей, не могли не сказаться на нравах общества. Духовные запросы людей оскудевали. Жители Константинополя проводили дни в цирках, где они в азарте делились на партии, провоцирующие беспорядки и кровопролития. На ипподромах зрители яростно вопили: "Богородица, дай нам победу!" Нанимались колдуны, чтобы напустить порчу на коней; выступали артисты-мимы, изображавшие самые непристойные сцены и, не смущаясь, богохульствовали. В городе процветали притоны, кабаки, повальное пьянство, разврат. С непомерной роскошью императорской знати и высшего духовенства соседствовала ужасающая бедность. 

Это началось при Юстиниане, это еще более усугубилось при его не столь сильных и умных приемниках. Не раз во время уличных потасовок византийцы едва ли не сжигали свою столицу. "Лентяи и пролетарии из народа, - писал византийский историк Лев Диакон, - имеют привычку во время смут обращаться к грабежу имуществ, поджогу домов и убийству сограждан". Жизнь же погрязшего в роскоши двора после смерти Юстиниана состояла из непрерывной цепи переворотов, шантажа и убийств. Любопытно, что распущенность нравов странным образом уживалась с повсеместной демонстрацией благочестия. Население Византии проявляло удивительную склонность к богословствованию. Так, по словам историка Агапия, толпы бездельников на базаре и в пивных рассуждали о Боге и Его сущности. По остроумному замечанию русского философа Вл. Соловьева, "в Византии было больше богословов, чем христиан". 

Так, с подачи самого благословенного из византийских императоров, над христианским миром, который хранил Божественные заповеди, но не исполнял их, нависла неизбежная кара.

1 | 2 | 3 | 4


Реклама


Цены декоративный щебень в Москве.

Byzantium.ru © 2007-2017
Webmaster