Византия - история, культура и искуссво Византийская культура
Разделы
Прообразы христианской истории на страницах Библии
Христиане в конце первого века и во втором веке
Христиане в третьем веке
Христиане в четвертом веке
Христиане в пятом веке
Христиане в шестом веке
Христиане в седьмом веке
Христиане в восьмом веке
Христиане в девятом веке
Христиане в десятом веке
Христиане в одиннадцатом веке
Христиане в двенадцатом веке
Христиане в тринадцатом веке
Христиане в четырнадцатом веке
Христиане в пятнадцатом веке
Христиане в шестнадцатом веке
Христиане в семнадцатом веке
Христиане в восемнадцатом веке
Христиане в девятнадцатом веке
Христиане в двадцатом веке
Статистика
Rambler's Top100

Христиане в шестом веке / Христианство

Территориальное деление патриархатов

Из всех государств, существовавших в шестом веке в западной части бывшей Римской империи, самым большим и самым сильным государством была Франкская империя. К пятому веку христианская церковь состояла из пяти патриархатов: Римского, Константинопольского, Иерусалимского, Антиохийского и Александрийского. Во главе каждого патриархата стоял епископ, имеющий почетное наименование патриарха. В результате распада Римской империи четыре восточных патриархата - Константинопольский, Иерусалимский, Антиохийский и Александрийский - оказались на территории Византийской империи, и только римский патриархат был в западной части бывшей Римской империи. Сильное Франкское государство, перед которым трепетали все мелкие королевства, взяло римского патриарха (папу) под свою защиту.

Таким образом, с шестого века римский патриархат христианской церкви оказался территориально оторванным от других четырех патриархатов, находившихся на территории Византии. Формально еще не было разделения в христианской церкви, но фактически уже создались предпосылки для самостоятельного развития двух частей христианской церкви: западной (католической) и восточной (православной).

Вопрос о целибате (безбрачии)

В четвертом, пятом и шестом веках среди служителей христианской церкви разгорались споры о том, может ли служитель церкви быть женатым. Из повестки дня вселенских соборов, происходивших в четвертом и пятом веках, эти вопросы исключались, но тем не менее они вызывали многочисленные споры в среде христианства. Ни один вселенский собор не запрещал брака духовенству, но местные соборы неоднократно возвращались к этому вопросу. Официальных решений принято не было, но предпочтения в продвижении по служебной лестнице оказывались тем епископам, которые не были женатыми. Внедрялось мнение, что настоящим пастырем может быть только такой пастырь, который отказался от личной жизни ради всецелого служения Христу.

Римские епископы в этом вопросе пошли еще дальше. Если в восточных патриархатах преобладало мнение, что только епископы должны быть неженатыми, то римские епископы стали ратовать за то, чтобы не только епископы, но и все священники отказались от семейной жизни. Конечно, подобное мнение не основано на Слове Божием. В апостольский век не было различия между епископом и пресвитером. Руководители первых христианских общин именовались епископами или пресвитерами, а их помощники - диаконами. И вот что пишет апостол Павел о епископе и диаконе: "Епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителей, не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? Не должен быть из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом. Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних,чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую. Диаконы также должны быть честны, не двуязычны, не пристрастны к вину, не корыстолюбивы, хранящие таинство веры в чистой совести. И таких надобно прежде испытывать, потом, если беспорочны, допускать до служения. Равно и жены их должны быть честны, не клеветницы, трезвы, верны во всем. Диакон должен быть муж одной жены, хорошо управляющий детьми и домом своим" (1 Тим, 3,2-12).

Из этих слов апостола Павла ясно видно, что в первохристианской церкви ни от епископа, ни от диакона не требовался отказ от семейной жизни. Семейная жизнь является лучшей школой христианства. Но, конечно, если кто из служителей Христовых пожелает, ради служения Христу, отказаться от семейной жизни,то они могут это сделать. Таковым был и сам апостол Павел, который решил никогда не жениться, решил не обзаводиться семьей, дабы все его время всецело принадлежало Христу. Апостол Павел был исключительной личностью, исключительным орудием Божиим, он ездил по всему тогдашнему миру с проповедью Евангелия, и возникновение первых христианских общин связано с его именем. Поэтому он счел лучшим не обременять себя семьей. Отказавшись от семейной жизни ради интересов Царствия Божия, апостол Павел не требовал этого от других служителей.

В пятом, и особенно в шестом веках, в христианской церкви, вопреки Слову Божию, стало складываться мнение, что епископ не должен быть женат, а римский патриархат к шестому веку уже в довольно категорической форме стал требовать, чтобы все духовенство было безбрачным. В западном, то есть в римском патриархате, все больше и больше распространялся так называемый "целибат" не только для монахов, не только для епископов, но и для всех священников. Целибат - это латинское слово и в переводе на русский язык означает "безбрачный". Официально целибат для всего духовенства был узаконен в западной церкви в двенадцатом веке, а неофициально он широкое распространение стал получать с шестого века. К шестому веку христианская церковь, особенно в западном патриархате, имела обширные землевладения. Руководители западной церкви смотрели на целибат как на средство сохранения земельной собственности за церковью. Поскольку руководители церкви становились безбрачными, то земельная собственность оставалась в руках церкви и не переходила в руки иных наследников.

Введение целибата явилось серьезным отступлением западной церкви от первохристианства. Отказ от супружеской жизни для большинства священников был непосильным бременем. Целибат не приблизил духовенство к Богу, но, наоборот, удалил от Него. Вместо того, чтобы жить нормальной, здоровой супружеской жизнью, многие священники встали на путь тайного разврата, на путь тайных пороков. Люди, которые ратовали за целибат, уверяли, что он сделает священников святее, но на самом деле он утопил их в омуте тайного разврата. Забыли люди, ратовавшие за целибат, предупреждение апостола Павла: "Во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа. Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. Впрочем это сказано мною как позволение, а не как повеление. Ибо желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе. Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как и я; но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться" (1 Кор. 7,2-9).

Движимый Духом Святым, апостол Павел оставил мудрое наставление. Лишь исключительные личности могут воздержаться от брачной жизни, не утопая при этом в омуте разврата. Поэтому Господь не требует от Своих служителей, чтобы они уклонялись от брачной жизни. Однако с введением целибата все многочисленное духовенство западной церкви становилось безбрачным; безбрачие объявлялось обязательным условием для служения Богу. И в результате, вместо честной семейной жизни, стали процветать нечестные, безнравственные поступки многих служителей церкви.

Роль Хлодвига в количественном росте Западного патриархата

После распада Римской империи западный патриархат стал оторванным от восточных патриархатов, оказавшихся на территории Византийской империи. Римский епископ уже давно претендовал на первенство среди других епископов христианской церкви, утверждая, что поскольку апостол Петр был первым римским епископом, то все последующие римские епископы должны получить первенство среди всех епископов. Численность христиан в римском патриархате неимоверно возросла после падения западной части Римской империи, ибо вторгшиеся в пределы бывшей Римской империи, так называемые, варвары были почти поголовно зачислены в христианство Хлсдвигом, принявшим христианство и ставшим сильнейшим королем. За короткое время, по численности христиан, западный патриархат стал значительно большим, чем четыре восточных патриархата, вместе взятые. Само собой разумеется, что истинных христиан было мало, подавляющее большинство формально было зачислено в христианство. Численный рост западного патриархата вскружил голову западным епископам и, в первую очередь, римскому патриарху (папе). Они стали себя чувствовать стоящими выше восточных епископов и свои действия постепенно переставали согласовывать с восточными епископами. Этому способствовала и территориальная разобщенность западного и восточных патриархатов.

Постепенный уклон от первохристианства

Христианская церковь постепенно отходила от первохристианства. Лишь в первом (апостольском) веке мы видим прекрасную картину первохристианства, видим апостольское христианство, когда все верующие были священниками Бога Всевышнего, а епископское (пресвитерское) и диаконское служения были лишь одним из видов священнического служения. Во втором веке уже намечаются признаки разделения христиан на духовенство (то есть на служителей церкви) и на прихожан (то есть на посетителей богослужений), и при этом уже начинает возвеличиваться личность епископа. В третьем веке стало постепенно практиковаться крещение младенцев, которого не знало апостольское христианство. На крещение перестали смотреть как на обещание верности Христу, постепенно крещению придавалось возрождающее и спасительное действие. Менялся и взгляд на хлебопреломление, на которое начинали смотреть как на принятие Самого Христа под видом хлеба и вина. Крещение и хлебопреломление объявлялись великими таинствами, и в то же время постепенно переставало уделяться должное внимание действительно великому таинству - рождению свыше, которое происходит только при всецелой отдаче сердца Христу. В четвертом веке, когда христианство было объявлено государственной религией, был сделан громадный шаг по пути удаления от первохристианства. Тысячи военных и чиновников, ради выгоды, ради того, чтобы снискать благоволение в глазах римского императора и таким образом обеспечить себе продвижение по служебной лестнице, устремились в христианскую церковь, в душе оставаясь язычниками. Четвертый век - это век оязычивания христианства. В этот век усложняется христианское богослужение в смысле уклонения его в пышную обрядность, а для проповеди, естественно, оставляется меньшее место. К пятому веку уже основательно созрели культы девы Марии и святых угодников, к которым стали обращаться, как к заступникам и ходатаям.

Расхождение между Западной и Восточной церквами в VI веке

Теперь мы подошли к шестому веку, в который наметилось расхождение между западной и восточной христианскими церквами. Можно сказать, что, начиная с шестого века, восточная церковь (то есть четыре восточных патриархата) законсервировалась в своем отступлении от первохристианства. Пройдя путь удаления от первохристианства в течение второго-пятого веков, восточная церковь на этом в основном остановилась. Но западная церковь пошла дальше по пути удаления от первохристианства. Постепенный переход всего западного духовенства в целибату явился первым серьезным шагом к расхождению между западной и восточной церквами, явился дальнейшим шагом к удалению западной церкви от первохристианства.

Вслед за первым шагом последовали и другие шаги. Мы знаем притчу Христа о званных на брачный пир. Те, кто был приглашен, отказались прийти. Тогда хозяин пира говорит слуге своему: "Пойди скорее по улицам и переулкам города, и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых" (Лук. 14,21). Нашлись богословы в западной церкви, которые стали толковать эту притчу так: еврейский народ отверг Христа, и вот теперь Христос повелевает приводить к Нему все другие народы; Он не только приглашает, но приказывает приводить. Это значит, что нужно всеми средствами понуждать людей принимать христианство для их же блага. И в западной церкви все больше и больше стало практиковаться насильственное побуждение к принятию христианства. Факты насильственного зачисления в христианство имели место и в восточной церкви, но особенно большой размах они приняли в западной церкви. Такое толкование притчи Христа, безусловно, противоречит духу всего Евангелия.

В западной церкви более непримиримо стали относиться к инакомыслящим, чем в восточной церкви. Мы уже говорили довольно подробно о видном деятеле христианства Августине. Было отмечено много хорошего в его служении. Он провозгласил лозунг: "В главном - единство, во второстепенном - свобода, а во всем - любовь". Но, к сожалению, в конце своей жизни он стал проявлять нетерпимость в вопросах веры. Если вначале он говорил, что нужно действовать словами убеждения и увещания, то затем перешел к призывам применять насильственные меры к непокорным. Перед смертью Августин покаялся в своих крайностях, однако это не помешало богословам западной церкви взять на вооружение его крайние взгляды. Оправдывая насильственные меры против людей, непокорных христианской вере, они ссылались на Августина.

Понятие об инквизиции

Еще в конце четвертого века римский император Феодосии впервые произнес роковое слово "инквизиция". Это латинское слово в переводе на русский язык означает "расследование". "Инквизиторы веры", учрежденные Феодосием, в то время занимались расследованием дел, так называемой, манихейской секты. В шестом веке слово "инквизиция" в западной церкви стало довольно часто фигурировать при разборе разных внутрицерковых дел. До тринадцатого века инквизиционными полномочиями обладали все епископы западной церкви. В тринадцатом веке инквизиция выделилась в особое учреждение при папе римском Иннокентии III, и затем она стала фигурировать как особое учреждение при последующих папах. Многие видные ученые и мыслители, а также многие верные служители Христа в дальнейшем стали жертвами инквизиции.

Откуда взялся католицизм

Говоря о христианстве в шестом веке, следует отметить и такую существенную деталь. В первые века все последователи Христа именовались только христианами, это было их единственное название. "Христианские общины", "христианская церковь", и других названий не существовало. В четвертом веке уже в некоторых официальных церковных бумагах к наименованию "христианская церковь" стали прибавлять слова "католическая", т.е. всемирная, и "ортодоксальная", то есть православная (правильно славящая Бога). В шестом веке, когда западный патриархат христианской церкви расширил свои границы по всей Европе, западные епископы стали делать особый упор на наименование "католическая", подчеркивая этим всемирный характер возглавляемой ими церкви. Хотя в шестом веке еще не было официального разделения церкви, но, говоря о западном патриархате христианской церкви, мы можем его вполне определенно называть католической церковью, так как в дальнейшем это наименование стало официальным наименованием этой церкви до сего дня.

Статуи и иконы

Шестой век характерен тем, что в этот век христианские храмы стали украшаться картинами и скульптурными изображениями. Причем в западной части христианской церкви (в католичестве) предпочтение оказывалось скульптурным изображениям (статуям), а на востоке предпочтение оказывалось картинам (иконам). Епископ Неапольский Леонтий в шестом веке особенно усиленно ратовал за поклонение иконам и скульптурным изображениям в знак глубокого уважения к тем, кого они изображают. Епископ же Иерапольский Филоксен приказал выбросить иконы и статуи из церкви, дабы они не послужили поводом к идолопоклонству. Но большинство епископов склонялось к украшению храмов изображениями, считая, что эти изображения придадут великолепие храмам и, таким образом, будет привлечено больше народа на богослужения. Кроме того, духовенство начинало смотреть на изображения, как на пособия, напоминающие простому, неграмотному народу священные события. Но лучше было бы, вместо этих "пособий", говорить больше глубоких проповедей. Однако с проповедями дело стало обстоять совсем плохо: богослужение состояло из длинного церемониала, и для проповедей времени почти совсем не оставалось. Учителя церкви стали говорить, что когда молящийся человек смотрит на изображение, то ему легче молиться: изображение, якобы, облегчает молитву. Но это - ложное мнение, которое может высказывать только человек, сердцем своим недостаточно близкий ко Христу. Человек, всецело отдавший сердце Христу и молящийся в духе и истине, старается во время молитвы закрыть глаза и в сердце, в мыслях своих тесно слиться со Христом.

Украшение алтарей

Уже в четвертом веке в христианских храмах имелись алтари, в которых совершались богослужения. Только служители имели право на вход в алтарь, прихожане же слушали и смотрели на богослужение, стоя за пределами алтаря. В дальнейшем устройство алтаря в западной (католической) и восточной церквах получилось несколько различным. В католическом храме алтарь отделяется от остальной части храма барьером, в восточной церкви он отделяется иконостасом, то есть перегородкой, увешанной иконами, в середине которой имеются, так называемые, "царские врата". В шестом веке алтари выглядели попроще, но уже появился обычай обязательно украшать их крестом.

"Жития святых"

К шестому веку были составлены жизнеописания многих подвижников Христовых, но, к великому сожалению, в эти жизнеописания или жития святых вводились черты, рассчитанные на приспособление ко вкусам времени. Подвижники Христовы наделялись такими чертами, которые были особенно по сердцу авторам этих жизнеописаний. Одним словом, свои неверные понятия по целому ряду вопросов авторы этих жизнеописаний нередко влагали в уста и поступки тех подвижников, жизнь которых они описывали.

Христианские праздники в VI в.

В шестом веке к числу великих христианских праздников - Рождества, Пасхи, Вознесения, Крещения Господня, Сошествия Святого Духа - прибавились еще праздники Сретения Господня и Благовещения. В самом введении этих двух новых праздников нет отступления от первохристианства, ибо события, вспоминаемые во время этих праздников, связаны с рождением нашего Господа Иисуса Христа на земле. Очень даже неплохо этим событиям посвятить отдельные дни для воспоминаний и размышлений о них. Но беда в том, что проповедей в шестом веке стало мало, а все усложнявшийся церковный ритуал мало говорил умам и сердцам верующих. Мы знаем, к чему все это привело в дальнейшем. Верующие знали, какой когда будет праздник, но большинство из них толком не могло объяснить глубокое значение каждого праздника.

Кроме того, в шестом веке появляются праздники, посвященные разным подвижникам Божиим. В этом уже серьезное отступление от первохристианства. Мы, конечно, должны с уважением относиться ко всем подвижникам христианства, но ни в коем случае не должны возвеличивать их. Они являлись лишь зеркалами, отображающими вечное Солнце правды - Христа, и мы должны воздавать поклонение Солнцу - Христу, а не зеркалам, отображающим это Солнце. Один современный служитель Божий сказал так о себе: "Все, что было хорошего в моей жизни, - это не моя заслуга, а заслуга Христа, ибо Он действовал во мне, когда я проявлял послушание Ему. Все хорошее и светлое принадлежит Христу, а мне принадлежат мои ошибки и спотыкания". Абсолютно идеальных зеркал, отображающих Христа, не было. Неровности и шероховатости были у всех подвижников, у одних больше, у других меньше. Только один Христос без единого пятна. Все подвижники светили не своим светом, а светом Христа, когда были в тесном контакте с Ним.

Все подвижники - это простые глиняные сосуды, наполненные драгоценным сокровищем - Христом. Об этом ясно пишет апостол Павел: "Мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса, Господа; а мы - рабы ваши для Иисуса, потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа. Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам" (2 Кор.4,5-7). Однако христиане, должным образом не вникавшие в эти слова апостола, стали смотреть на многих подвижников не как на простые глиняные сосуды, а как на золотые сосуды, усыпанные бриллиантами, и стали падать ниц перед ними.

Слияние монашества с официальной церковью в VI в.

В четвертом веке возникло монашество как протест против все большего проникновения мирского духа в христианство. Слово "монах" означает "уединенный". Монахи уединялись в пустынные места, они давали обет жить в безбрачии, в бедности, терпеть лишения, как терпел Христос. Но недолго монашество было движением, выражающим протест против печальной действительности в христианстве. В пятом веке монахам запрещалось проповедовать и исполнять служения в церквах; они могли служить только в монастырских общинах среди таких же монахов. Но в шестом веке умножившееся монашество стало тесно сливаться с официальной церковью. В дальнейшем, при выдвижении на епископское служение, в восточной церкви преимущество стало предоставляться монахам.

Византийский император Юстиниан издал целый ряд указов относительно монашества. Он разрешил женатым людям оставлять своих жен и детей, не спрашивая их согласия, и уходить в монахи. Было разрешено рабам уходить в монахи без согласия их господ. Многие рабы стали принимать монашество для того, чтобы избавиться от деспотизма своих господ.

Монах Бенедикт (480-543 гг.) - основоположник монастырей Запада

Начиная с шестого века между западным и восточным монашествами стали появляться значительные различия. Устроителем западного монашества стал Бенедикт. Он родился в 480 году и в двенадцатилетнем возрасте был отправлен для учебы в Рим. Недовольный беспорядочной жизнью своих сверстников, он через два года бежал из Рима и в течение трех лет тайно жил в пещере. Вскоре он встретился с монахом по имени Роман, который снабдил юного отшельника одеждой и регулярно приносил ему пищу.

Наконец Бенедикт был открыт пастухами, которым он начал преподавать свои поучения. Слухи о Бенедикте, проведшем несколько лет в пещере, стали распространяться повсюду. Вокруг его личности создавался ореол легендарности. Монахи монастырской общины находившейся недалеко от пещеры, где скрывался Бенедикт, пригласили его к себе. Он нашел, что монахи ведут недостаточно строгий образ жизни, и выступил в роли преобразователя монастырской общины. Но не всем членам общины пришлось это по вкусу. Среди монахов нашлись и такие темные личности, которые пытались отравить Бенедикта, примешав яд к его напитку. Но сосуд с отравленным напитком, выскользнул из его рук и разбился, когда он совершал молитву. Тут же удалось установить, что напиток был отравлен.

Бенедикт ушел из монастыря и вернулся в свою пещеру. Его слава все больше распространялась, к нему стало приходить много народу и даже некоторые представители римской знати. Постепенно Бенедикт основал двенадцать небольших монастырей и во главе каждого из них поставил аббатов (слово "аббат" в переводе на русский язык означает "отец"). Однако и здесь была сделана попытка устранить Бенедикта, на этот раз путем клеветы.

После этого Бенедикт отправился в странствование. Наконец он остановился на горе Кассино, недалеко от Неаполя, где воздвиг часовню, которая сделалась зародышем монастыря, ставшего впоследствии родоначальником всех монастырей на западе. Здесь Бенедикт в 529 году написал свой монастырский устав. В уставе он учел те особенности, которые к тому времени уже слагались на западе. Монашество зародилось на востоке, а на западе оно стало принимать несколько иные формы. На востоке в христианстве безбрачие было обязательным только для монахов, а на западе целибат (безбрачие), начиная с шестого века, стал внедряться для всех епископов и священников поголовно. На востоке монашествующие постепенно все больше и больше просачивались в руководящую верхушку духовенства, на западе монастырские общины продолжали оставаться довольно замкнутыми группами. Своим уставом Бенедикт старался установить точное положение и задачи для монастырских общин на западе.

Устав Бенедикта

По уставу Бенедикта, всякий монастырь должен быть под главенством аббата, избиравшегося монахами. Монахи должны смотреть на аббата как на наместника Христова и проявлять ему абсолютное послушание. Монахам запрещалось называть друг друга по имени, они должны были говорить "отец" или "брат", в зависимости от возраста того, к кому они обращались. Священники или другие духовные лица, вступившие в монастырь, должны отказаться от своих привилегий и подчиниться аббату, наряду со всеми другими членами монастырской общины. Монахи должны были заниматься физическим трудом и чтением. Бенедикт в своем уставе установил новый покрой одежды монахов, несколько отличный от одежды восточных монахов. Пища монахов была самая простая; в этом отношении устав Бенедикта был похож на устав Пахомия, являвшегося основоположником монашества в четвертом веке.

По уставу, составленному Бенедиктом, монахам разрешалось уходить с территории монастыря только с разрешения своего аббата и для миссионерской деятельности. С этой целью им разрешалось совершать длительные путешествия.

За легкие проступки монахи наказывались лишением общего стола (пища им подавалась позже), а также лишением служения при богослужении. При более значительных проступках они подвергались изоляции в специальных помещениях, в которых их могли посещать только аббат и его ближайшие помощники с целью увещания. Бенедикт создал также и несколько женских монастырей.

В 543 году Бенедикт умер. Его монастырская система распространилась по всей Европе. В течение последующих веков, в мрачную эпоху средневековья, когда римско-католические фанатики сжигали на кострах труды выдающихся ученых и писателей, которые, по их мнению, противоречили Библии, в бенедиктинских монастырях сохранились некоторые из этих трудов. Таким образом, бенедиктинцы принесли большую пользу. Они занимались перепиской сочинений классической языческой и христианской древности. И в этом отношении они принесли большую пользу культуре. Наряду с некоторыми крайностями мы видим и положительные стороны в их служении.

Монашеские ордены

В последующие века на западе появились новые учредители монашества, составители новых монашеских уставов, отличающихся от устава, написанного Бенедиктом. Впоследствии, наряду с системой Бенедикта, стали действовать и другие системы, именуемые орденами (от латинского слова "ордо", что значит "группа"). Таким образом, на западе, в отличие от востока, монашество приняло форму орденов (то есть отдельных групп с разными уставами). В дальнейшем все эти ордены оказались в подчинении у папы римского. Орден Бенедикта является самым старейшим католическим монашеским орденом. В средние века появились монашеские ордены доминиканцев, францисканцев, иезуитов, капуцинов и другие.

Император Юстиниан, его попытка возродить Римскую империю, но с христианским содержанием

В 527 году в Константинополе на Византийский престол вступил император Юстиниан. Правил он Византией до 565 года. Своим возвышением он обязан своему дяде императору Юстину I, который приблизил к себе своего племянника и дал ему блестящее образование. Юстиниан быстро прошел все ступени высшей имперской службы и, наконец, был усыновлен своим дядей, став таким образом наследником престола после его смерти. Он сумел заранее устранить всех возможных соперников на Византийский престол.

Юстиниан установил хорошие отношения с римским папой, хотя и принадлежал к восточной части христианской церкви и не очень сочувствовал католичеству, не одобряя тех нововведений в христианстве, которые стали вводиться на западе в шестом веке.

В своей политике Юстиниан поставил две цели: во-первых, вновь возродить Великую Римскую империю в ее прежних границах, объединив восток с западом; во-вторых, вдохнуть в эту возрожденную Римскую империю христианское содержание, дабы христианство было единственной всемирной религией. Юстиниан обладал необыкновенной трудоспособностью и упорством. Еще больше, чем политическими и военными делами, он занимался богословскими вопросами. Но делал это он с целью всецелого подчинения христианства своим политическим целям. Большую часть своего царствования он употребил на истребление ересей.

В Африке в это время царство вандалов приходило в упадок. В Европе, между предводителями возникших там в результате распада Римской империи государств, имели место раздоры. Юстиниан решил, что пришло время для восстановления Римской империи во всем ее древнем блеске и объеме. Он сам себя причислил к апостолам, уверяя, что его императорское звание равносильно апостольскому. Он мечтал о своем всемогуществе на земле. Вот некоторые из его характерных высказываний: "Нет ничего выше и святее императорского величества"; "Сами создатели права сказали, что воля монарха имеет силу закона"; "Кто же может истолковать тайны и загадки закона, как не тот, кто один может его творить?"; "Он (император) один способен проводить дни и ночи в труде и бодрствовании, чтобы думать думу о благе народа".

Конечная цель Юстиниана - достижение личной славы

Юстиниан начал войны за восстановление былого величия Римской империи. Войны его впервые в истории приняли характер крестовых походов, Юстиниан уверял, что он ведет войны во славу Божию, во имя Иисуса Христа, во имя креста Господня. Но, конечно, главной целью всей его военной политики было, в первую очередь, достижение личной славы.

Два выдающихся полководца Юстиниана - Велисарий и Нарсес сыграли большую роль в этих войнах. Особенно ожесточенные кровопролития были в Африке. В ходе военных действий Юстиниан приказал тщательно разыскивать еретиков - ариан и истреблять их. При Юстиниане римское имя еще раз приобрело грозную славу. Вторгся Юстиниан и в Италию, захватив Рим. Страдания, которые претерпело население Италии в результате военных действий, голода и болезней, неописуемо. Все население было подвергнуто грабежу и насилиям. Готы потерпели поражение. Значительная часть Италии была временно захвачена войсками Юстиниана. Напасть на сильную франкскую монархию Юстиниан не решился. Пока он вторгался в Африку и Италию, на северо-восточных границах Византии сильно активизировались славянские племена. От персов и славян византийские войска потерпели серьезные поражения, и это сковало их дальнейшее продвижение на западе. В конце концов от наступлений им пришлось перейти к обороне. План Юстиниана о восстановлении Великой Римской империи в ее прежних границах сорвался. Большую часть сыграли народные волнения на западе. Народ не желал попасть под римское иго.

"О, Соломон, я превзошёл тебя!"

При Юстиниане было издано много законов. Во всех этих законах красной нитью проходит идея о преемственности Византией императорской власти от Рима. В правление Юстиниана проводилась обширная строительная деятельность, воздвигались военные укрепления на границах, особенно на границах с персами и славянами. Было построено много дворцов и храмов. Юстиниан был очень щедр в своих пожертвованиях на строительство храмов, жертвуя при этом средства, награбленные во время военных походов. По его приказанию был выстроен грандиозный патриарший Софийский собор в Константинополе. Осматривая собор после строительства, Юстиниан воскликнул: "О, Соломон, я превзошёл тебя!" Архитектура и живопись во времена Юстиниана в Византии достигли яркого расцвета. Главным образом украшались храмы.

Надо отдать должное Юстиниану: он был талантливый государственный деятель и законодатель. Но, ревнуя о реставрации Великой Римской империи, он не согласовал свои планы с планами Господа, Который сказал: "Мои мысли - не ваши мысли, ни ваши пути - пути Мои... Но как небо выше земли, так и пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших" (Ис.55,8-9). В планы Господа не входила реставрация всемирной Римской империи.

Пятый вселенский собор (Константинопольский - 553 г.)

В мае 553 года в столице Византии - Константинополе собрался Пятый вселенский собор. Напомним, что вселенским собором называется съезд епископов христианской церкви для рассмотрения какого-либо важного духовного вопроса. Эти соборы созывались императорами обычно по просьбе епископата церкви. Первый вселенский собор (Никейский) был созван императором Константином в 325 году в Никее в связи с появлением лжеучения Ария, утверждавшего, что Христос не равен Богу Отцу, а ниже Его. Второй вселенский собор (Константинопольский) был созван императором Феодосием I в 381 году в Константинополе для обсуждения вопросов единства христиан. Третий вселенский собор (Ефесский) был созван императором Феодосием II в Ефесе в 431 году для разбора дела Нестория, которого обвиняли в нездравом учении о воплощении Спасителя и в том, что он учил только о человеческой природе Христа. Четвертый вселенский собор (Халкидонский) был созван императором Маркианом в 451 году в Халкидоне для обсуждения монофизитов, которые учили только о божественной стороне Христа, уверяя, что божественная сторона Христа поглотила Его человеческую сторону, и поэтому Христос, якобы, не мог чувствовать ни голода, ни страданий.

В вопросе о монофизитстве император Юстиниан был сторонником решений Четвертого Халкидонского собора, а его жена Феодора была ревностной монофизиткой. Вокруг Феодоры сгруппировалось много монофизитов (единоестественников, учивших только об одном естестве Христа). Феодора имела безграничное влияние на своего супруга и оказывала покровительство монофизитам. Именно она возвела тайного врага решений Халкидонского собора Анфима, на патриарший престол в Константинополе. Воспользовавшись могуществом Византии, она оказала давление даже в избрании своего сторонника Вигилия новым папой римским и вошла с ним в соглашение, что он будет выступать против решений Халкидонского собора, хотя его положение папы римского обязывало его проводить в жизнь решения этого собора.

У нового папы римского обострились отношения и с римским епископатом, и с восточным епископатом, а затем и с Византийским императором Юстинианом. Оставив папский престол, он возвратился в Константинополь.

По настоянию многих епископов, был создан в Константинополе Пятый вселенский собор, на который собралось 165 епископов, большинство из которых было из восточной церкви. Сбежавший из Рима в Константинополь Вигилий в соборе не участвовал, ссылаясь на болезнь. На этом соборе были подтверждены решения предыдущих четырех вселенских соборов, в том числе и решение по монофизитскому вопросу. Монофизитство было решительно осуждено. Кроме того, на этом Пятом вселенском соборе делалась попытка поставить вопрос об отношениях к учению выдающегося христианского богослова Оригена, жившего в третьем веке. В трудах Оригена было немало интересных и глубоких мыслей. Однако не все богословы были с ним согласны. Сторонники учения Ария не раз пытались извратить в свою пользу некоторые высказывания Оригена. Пятый вселенский собор не стал рассматривать этот вопрос и не вынес никакого порицания или одобрения.

После этого собора Вигилий заявил, что его попутал диавол и что он полностью разделяет решения собора. Император Юстиниан разрешил ему вернуться в Рим, но по дороге в Рим Вигилий умер.

Жена Юстиниана Феодора умерла до начала Пятого вселенского собора. Ее смерть явилась большим ударом для Юстиниана. После смерти Феодоры он все больше и больше склонял свою голову перед преградами, которые препятствовали его целям. Умер он в возрасте восьмидесяти двух лет в 565 году. В последние годы своей жизни он с полным равнодушием смотрел на то, как расстраивается управление обширной империей. Он уже не мечтал о реставрации всемирной Римской империи и говорил, что погружается в ожидание вечной жизни. Подытоживая деятельность Юстиниана, можно сказать, что он сделал много зла ради достижения внешнего величия своей империи. Полного величия он все равно не достиг, а то, чего добился, стало разваливаться у него на глазах в последние годы его правления.

Григорий I Великий (540-604 гг.) - основоположник могущества римских пап

Конец шестого столетия можно считать границей между древней и средневековой христианской историей. В 590 году в Риме на папский престол был избран Григорий, вошедший в историю христианства под именем Григория I Великого. С его именем связаны большие перемены в христианстве. Он родился в 540 году в Риме, в знатной римской семье. После смерти отца он получил богатое наследство и все пожертвовал на церковные нужды. Он основал семь монастырей, шесть из них находились в Сицилии, а седьмой он поместил в своем собственном доме в Риме. Григорий продал все свои золотые вещи и драгоценные камни, вырученные деньги раздал бедным и стал в своем римском доме, превращенном в монастырь, вести строгий аскетический образ жизни. Хотя он и был основателем монастыря, но выполнял сначала в нем физическую работу. Свободное время он уделял чтению и молитвам.

Через некоторое время он стал аббатом своего монастыря. В 590 году римский сенат и духовенство единогласно избрали его на папский престол. Сначала он отказывался, говоря, что недостоин такой чести, но затем согласился.

Возведенный на папский престол, Григорий I продолжал жить очень скромной жизнью, отличаясь большой щедростью в раздаче милостыни. Нуждающиеся люди толпами осаждали его папский дворец в Риме, и он старался помочь многим. Он убеждал и других епископов поступать так же. В одном из своих выступлений он сказал: "Ни один епископ не должен думать, что достаточно только читать и проповедовать, и в то же время закрывать дающую руку. Его рука должна быть щедрой; он должен считать нужды других своими; он должен давать нуждающимся; ибо без этих качеств звание епископа есть суетный и пустой титул".

Богатство римской папской кафедры давало возможность Григорию проводить благотворительную деятельность в широких масштабах. Им был создан особый отряд служителей, которые искали на улицах больных и очень бедных людей, чтобы оказать им помощь. Прежде чем он садился за трапезу, с его стола бралась часть пищи и относилась голодным, стоявшим у дверей его дворца. Если до него доходили слухи о чьей-либо смерти от голода, то он налагал на себя суровое покаяние за свою нерадивость в распределении даров Божиих среди людей.

К восточным епископам Григорий относился вначале как к независимым от римского папского престола. Много времени он уделял богословским занятиям. Не стоял он в стороне и от политики, хотя и говорил, что вынужден этим заниматься ввиду сложности обстановки, но сердце его больше лежит к духовной работе. А обстановка в Риме и во всей Италии была действительно очень сложная. Германское племя готов, наводнившее Италию во время падения западной Римской империи, впоследствии смешалось с коренным римским населением. Но во время Григория такого тесного смешения еще не было, постоянные стычки между отдельными группами населения не прекращались. В это напряженнное время многие обращались за помощью к римскому папе, пользовавшемуся большой популярностью как у римлян, принявших христианство, так и у готов, принявших христианство. Незаметно Григорий стал фактическим правителем Рима и всей Италии. В своем лице он сосредоточил духовную и политическую власть.

Почувствовав почву под своими ногами, Григорий стал ревновать о еще большем укреплении своей гражданской и духовной власти. Именно Григорий явился основоположником могущества римских пап. Цели у него были благие: он все это делал вначале не для личной выгоды, а, как он думал, для блага ближних, дабы навести твердый и образцовый порядок. Преемники Григория, получившие после него могущественный римский папский престол, могущество папского престола использовали не для блага ближних.а для своей собственной земной славы. Сам того не ведая, Григорий заложил основы для будущей папской тирании.

Миссионерская деятельность Григория I Великого (VI в.)

Ощутив в своих руках большую власть, Григорий решил употребить эту власть для обширной миссионерской деятельности. В этом отношении он стал орудием Божиим для распространения Евангелия. И хотя христианство в то время значительно удалилось от первохристианства, но, и в такой удалившейся от первохристианства церкви, Дух Божий касался сердец, которые искренне искали Господа. И хотя многие, так называемые варвары, были формально зачислены в христиане и вполне не отдали сердец своих Христу, но все же христианство и для них принесло пользу, оно в какой-то степени умеряло их доселе совсем необузданную дикость.

К концу шестого века христианство было широко распространено по всей Европе, за исключением Британии. Поселившиеся в Британии англосаксы почти поголовно были язычниками. Еще до вступления Григория на папский престол в его жизни произошел следующий случай. Однажды он зашел на невольничий рынок, где продавались рабы. Его внимание привлекли очень красивые мальчики, которых предлагали в продажу. Григорий узнал, что их недавно привезли из Британии. Через переводчика он вступил с ними в разговор. Оказалось, что они ничего никогда не слышали о Христе. "Ах! - воскликнул Григорий. - Зачем князь тьмы обладает такими милыми созданиями? Почему при такой красивой наружности недостает высшей духовной красоты?" На его вопрос, каким именем они называются, дети ответили: "Англы". "Как зовут вашего короля?" - спросил Григорий. "Елла", - последовал ответ. "Хвала Богу должна воспеваться в стране этого короля", - провозгласил Григорий.

Григорий загорелся решимостью стать первым христианином среди этого прекрасного народа и приобрести для Христа этот отдаленный остров. Он уже совсем было собрался в миссионерское путешествие, но в это время его избрали папой римским, и ему пришлось отложить намерение. Однако в сердце его глубоко засела мысль о далекой Британии и об англосаксонском племени.

Взойдя на папский престол, Григорий снарядил сорок человек миссионеров и отправил их в Британию. Но эти миссионеры отнюдь не явились первыми миссионерами на Британских островах. Вероятно, еще в апостольский век проповедники Христова учения побывали на этих островах. Некоторые исторические факты дают нам основание предполагать, что Клавдия, о которой пишет апостол Павел во Втором послании к Тимофею, была дочерью британского князя и состояла в браке со знатным римлянином Пудентом. В этом нет ничего удивительного. Британские короли посылали своих детей для воспитания в Рим, и там они вполне могли узнать о христианах и встретиться с ними.

Во втором и третьем веках видные деятели христианства - Иустин, Ириней, Тертуллиан - утверждали, что в каждой стране, известной римлянам, есть последователи Христа. Но это были единичные ученики Христа.

В пятом веке бедствия стали постигать Великую Римскую империю, и римляне вынуждены были отозвать свои оккупационные войска из Британии для защиты Рима. Больше римлянам было не суждено возвратиться в Британию. Уход римских войск из Британии имел для местного населения не совсем положительные результаты. Из Шотландии в Британию стали вторгаться разбойничьи племена пиктов и скоттов. Британские правители обратились за помощью в Рим, умоляя римлян защитить их от разбойничьих набегов. Но римлянам было не до Британии. Тогда бритты, населявшие Британию, обратились за помощью к саксам. Саксы - это группа древнегерманских племен, живших между реками Эльбой и Рейном.

Саксы долго себя не заставляли упрашивать, они быстро откликнулись на просьбу бриттов. Во второй половине пятого века корабли саксов прибыли к британским берегам. Войско бриттов разбило пиктов и скоттов и отбросило их в Шотландию. Ближайшие события показали, что целебное средство оказалось хуже самой болезни. Для бриттов, вместо одного зла, пришло другое зло, гораздо большее. Саксы, увидев, что страна, которую они вызвались защищать, весьма плодородна, решили сами там обосноваться. Они стали стягивать в Британию все свои войска и из защитников превратились в завоевателей. На помощь себе саксы призвали и другое германское племя - англов, которые жили с ними по соседству. Англы и саксы наводнили всю Британию. Многие бритты были истреблены англами и саксами, а другие бежали на север, где были схвачены пиктами и скоттами и также были истреблены; некоторую часть бриттов англы и саксы оставили у себя в качестве рабов.

Англы и саксы были язычниками и отличались очень свирепым нравом. В конце пятого века предводитель племени франков Хлодвиг основал в Европе сильную и обширную французскую монархию. После своего обращения в христианство Хлодвиг всех своих подданных старался зачислить в христианство. Эти события подогнали англов и саксов к их полному переселению в захваченную ими Британию.

В конце шестого века папа римский Григорий решил серьезно заняться распространением христианства среди англосаксов. С этой целью он и снарядил специальную монашескую миссию в количестве сорока человек. Руководителем этой миссии Григорий назначил монаха бенедиктинского ордена Августина. В 596 году эта группа отправилась в Британию. Но по дороге на Августина и его спутников напал великий страх, когда они услышали о свирепых обычаях англосаксов. Августин вернулся обратно в Рим, чтобы просить Григория об отмене его решения о посылке миссии в Британию. Но Григорий не отступил, сказав, что его решение принято после долгих и усиленных молитв. Он ободрил Августина и других членов миссии напоминанием, что вечно живой Бог будет с ними.

Вместе с англами и саксами в Британию в пятом веке вторглось племя ютов. Юты образовали королевство Кент со столицей Кентербери. В последующие века Кент объединился с англосаксонским королевством, но в шестом веке это было независимое королевство. Августин и его группа направились в Кент, ибо Григорий сказал им, что у Кентского короля жена христианка. Кентский король Етельберт и королева Берта приняли их очень дружелюбно" в Кентербери. Король разрешил им провести собрание, но только на открытом воздухе, а не в помещении, так как боялся волшебства. На это собрание миссионеры пришли с пением духовного гимна. Монах, шедший впереди, нес серебряный крест с изображением Спасителя.

С удивлением слушали язычники евангельскую весть о Христе, распятом за их грехи и воскресшем для их оправдания. Король уже слышал кое-что от своей жены, которая была христианкой. Етельберт настолько расположился к монахам из Рима, что предоставил им помещение в своем дворце и разрешил всенародно возвещать Евангелие. Кент стал опорным пунктом христианства в Британии. Вскоре крещение принял сам король Етельберт. Примеру короля последовали десять тысяч человек из числа его подданных.

Когда до Григория дошли вести о блестящих успехах Августина и его группы, он послал им в подкрепление целую армию миссионеров. Они привезли с собой Евангелия, церковные сосуды и облачения для служителей церкви. Августина же Григорий возвел в сан епископа, присвоив ему наименование епископа Кентерберийского. Из Кента, при содействии Етельберта, миссионеры стали проникать и в англосаксонское королевство. Через некоторое время, когда позиции католической церкви укрепились в Британии, стали допускаться принуждения при привлечении людей в христианство. Епископ Кентерберийский Августин особенно ревновал о том, чтобы христиане Британии признавали главенство римского папы.

В начале седьмого века, в 604 году, римский папа Григорий умер. Им было написано множество писем, которые свидетельствуют о его многосторонней деятельности. Однако, наряду со многим положительным, мы видим в его характере и нечто отрицательное. Успехи вскружили ему голову. Если в начале своего пребывания на папском престоле в Риме он терпимо относился к епископам восточной церкви, признавая их независимость, то в конце стал претендовать на то, чтобы они признали его единственным руководителем христианства во всем мире. В конце своей жизни Григорий уже не был таким скромным служителем, каким был в начале.

Можно сказать, что в конце своей жизни Григорий впал даже в своего рода идолопоклонство. Он продолжал считать себя христианином, не веря, конечно, в языческих истуканов, и все же он сотворил идола в своем сердце. Таким идолом стал для него папский престол. Он ревновал уже не столько о величии Христа, сколько о величии своего папского престола, о своей папской власти, о своей земной славе. "Дети! храните себя от идолов" (1 Иоан, 5,21), - писал апостол Иоанн. Григорий не сохранил себя от идола.



По материалам книги А.В. Карев, К.В. Сомов "История христианства"

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20


Реклама


Byzantium.ru © 2007-2017
Webmaster